СНиП 42-01-2002 Газорегуляторные пункты и установки

Разведчики России с давних времён славятся своим бесстрашием и великолепными данными. Кто же сейчас работает в этой службе, как она создавалась и что о разведчиках мало кто знает?

Символика службы внешней разведки

Данная структура была создана в декабре 1920 года по инициативе главы ВЧК Феликса Дзержинского и носила название Иностранный отдел. Изначально в отдел входило всего семьдесят человек.

За первое десятилетие своего существования ведомство несколько раз меняло руководство, а в 1930-е годы деятельность внешней разведки была выведена на новый уровень. Нужно было отслеживать планы других государств, поскольку обстановка на мировой арене заметно накалялась, выявлять шпионов и получать информацию о развитии науки и технике заграницей. Сотрудников Иностранного отдела было чуть более сотни и помимо легальных организаций разведки начали создаваться и нелегальные.

Через несколько лет Иностранный отдел приобрёл седьмой номер в структуре Управления госбезопасности СССР, а вскоре получил пятый номер.

В 1946 году структура внешней разведки стала относиться к Министерству государственной безопасности СССР. В 1953 году МГБ и МВД были объединены в единое ведомство МВД, где нашлось место и для развед-управления. 1954 год стабилизировал положение разведки – она относиться к КГБ, что продолжалось до 1991 года.

С момента распада Советского союза и упразднения КГБ Служба внешней разведки была вынесена в качестве отдельной структуры.

С 1920 года у службы сменилось девять руководителей, среди которых дольше всех должность занимал Александр Сахаровский (в течение 15 лет), а самый маленький срок руководства оказался у Вячеслава Гургенова (восемь дней).

Дважды занимал пост руководителя ведомства Яков Давтян – сначала в течение месяца, а затем в течение четырёх. Через несколько лет был расстрелян, как и многие другие люди, занимавшие этот пост.

В промежуток между «правлениями» Давтяна четыре месяца пост занимал Рубен Катанян – после, во времена сталинских репрессий оказывался в ссылке.

Следующие семь лет, с 1922 по 1929 год главой на тот момент Иностранного отдела был Михаил Трилиссер, которого в 1940 году расстреляли.

После него, в 1929 по 1931 год ведомство возглавлял Станислав Мессинг, которого сменил Артур Артузов (до 1935 года). Через пару лет Артузов был расстрелян.

В 1938 году с промежутком в несколько месяцев на посту руководителя отдела побывало пяти человек. С 1938 года по 1939 эта должность досталась Владимиру Деканозову, который в 1953 году был расстрелян.

1939-1946 – в военные годы руководителем разведчиков оставался Павел Фитин. В 1946 году несколько месяцев должность занимал Петр Кубаткин, а затем ему на смену пришёл Петр Федотов (до 1949 года). С 1949 по 1953 главой службы являлся Сергей Савченко.

Такая же ситуация, как в 1938, сложилась в 1953. С 1953 по 1955 разведкой руководил Александр Панюшкин, а сменил его до 1955 по 1971 на целых пятнадцать лет должность смог занять Александр Сахаровский. Его последователем на три года стал Фёдор Мортин, а с 1974 по 1988 главой ведомства был Владимир Крючков.

1988-1989 годы разведку возглавлял Вадим Кирпиченко, а с 1989 по 1991 год на должности находился Леонид Шебаршин. После него руководителем являлся Вячеслав Гургенов, занимавший пост всего лишь восемь дней.

Последним в Советском Союзе и одновременно первым в России главой разведки был Евгений Примаков, который был главой разведчиков до 1996 года. 1996-2000 годы Служба внешней разведки находилась под руководством Вячеслава Трубникова.

На данный момент главой ведомства является Михаил Фрадков.

Какие требования предъявляются к сотрудникам спецназа?

К соискателям, которые хотят поступить на службу в спецназ, предъявляется ряд следующих требований:

  1. Кандидату должно быть от восемнадцати до двадцати пяти лет. Сотрудники более старшего возраста в спецназе не служат.
  2. Рост сотрудника спецназа должен быть от 165 до 185 сантиметров.
  3. Сотрудник спецназа должен иметь массу не менее 75 килограмм. Верхний порог веса не должен быть более 100 килограмм.

Также, соискатель, желающий поступить на службу в войска специального назначения, должен не иметь судимостей. А также неприятных фактов в биографии. Помимо этого, в семье подростка не должно быть осужденных, алкогольно- или наркотическизависимых родственников.

Средняя заработная плата у сотрудников спецназа — около пятидесяти тысяч рублей. На ее рост влияет огромное количество факторов. Звания, а также должности. За командировки сотрудникам войск специального назначения тоже делают надбавки.

Газорегуляторные пункты шкафные

Назначение

Газорегуляторные пункты типов ГРПШ, ГРП, ГРПН, УГРШ, ГСГО используются что бы редуцировать среднее и высокое давление природных газов, а так же других неагрессивных газов на необходимое.Так же используется для автоматизированного поддержания заданного давления на выходе и выключения подачи газа при аварийном понижений или повышений выходного давления. В газорегуляторных пунктах технологическое оборудование располагается в металлическом шкафу с огнеупорным утеплителем (устанавливается по требованию заказчика). В том числе газорегуляторные пункты используют в системах газоснабжения сельскохозяйственных, промышленных, общественных и коммунально-бытовых предприятиях.

Условия использования газорегуляторных пунктов составлены в соответствии с климатическим исполнениям по ГОСТу 15150:

• УХЛ4 при температуре от 0 до +60ºС – изготовление на раме. • У1 (ХЛ1) при температуре от -40 до +60ºС (от -60 до +60ºС) – изготовление в шкафу; Средний срок службы — не меньше 15-ти лет. Предназначенный срок службы газорегуляторного пункта – 40 лет. Кратко о составе газорегуляторных пунктов.

В состав газорегуляторных пунктов входит такое основное оборудование:

• система обогрева (от внешнего источника, от газового обогревателя или от обогревателей электрических во взрывозащищенном виде); • газовые фильтры для очистки газов от механических примесей; • регуляторы давления газа типов РДГД, РДУ-32, РДСК, РДБК1,РДГ, РДНК и др. регуляторы допустимые к применению; • предохранительные сбросные клапаны типа ПСК, КПС; • предохранительные запорные клапаны типа КПЗ, ПКН; • манометры для визуального контроля рабочего давления измеряемого газа на входе и выходе; • запорная арматура; Систему обогрева устанавливают по желанию заказчика. Так же по требованиям заказчика газорегуляторные пункты возможно дополнить индикаторами перепада давления необходимых для замеров перепадов давления на фильтре или дифманометром .

По требованиям заказчика газорегуляторные пункты изготавливают:

• с одной линией редуцирования и обводной линией (байпасом); • с двумя линиями редуцирования (основная и резервная); • с двумя линиями редуцирования с двумя выходами; • с двумя последовательно включенными регуляторами;

По требованиям заказчика можно выбрать направление расположения входных и выходных патрубков:

• с горизонтальным или вертикальным подводом газа; • вход-выход справа-налево; • вход-выход слева-направо; • вход-выход с одной стороны;

По требованиям заказчика газорегуляторные пункты комплектуются набором сбросных вечей.

Обратите внимание!

Газорегуляторные пункты могут усовершенствоваться системой управления и контроля , которые оборудованны устройствами мобильной связи на основе шкафа управления и контроля ШКУ ГРП в взрывоустойчивом виде. ШКУ ГРП изготовлен для постоянного дистанционного упарвления технических параметров газорегуляторных пунктов используя стандартные каналы мобильной связи.

Отнеосительно комплектации ШКУ ГРП реализуют регистрацию, передачу и сбор электронных сигналов:

• о перепаде давления на фильтре; • загазованности внутри шкафа; • с датчиков давления и температуры; • о несанкционированном вскрытии помещений и других параметров по требованию заказчика.

По требованию заказчика газорегуляторные пункты могут быть усовершенствованы:

• датчиком перепада давления для замера перепада давления на фильтре; • датчиками избыточного давления для контроля входного и выходного давления;

Преимущество газорегуляторных пунктов, оборудованных шкафами управления и контроля заключается в следующем:

• удобное расположение оборудования автоматизации внутри газорегуляторных пунктов, обеспечивающее хороший доступ при обслуживании; • комплектная поставка оборудования; • дистанционный доступ к настройкам ШКУ ГРП по каналам мобильной связи; • высокий уровень автоматизации на базе современного промышленного контроллера; • гибкость программного обеспечения и аппаратной конфигурации; • возможность интегрирования в существующие АСУ ТП; • высокое качество и надежность; • низкая себестоимость комплектующих изделий;

Виды спецназа

Существует три основных вида спецназа:

  1. Армейский. В армейский спецназ могут входить военнослужащие из ВДВ, МЧС, ВМФ и многих других структур. Армейский спецназ специализируется на том, что занимается разведкой. А также диверсиями в чужой стране. Также, армейский спецназ отправляют в различные виды горящих точек. А также для борьбы с террористами на территории своего государства.
  2. Полицейский спецназ. Он имеет альтернативные названия. Сокращенно он именуется, как СОБР, ОМОН. Полицейский спецназ работает на территории крупных городов России. И курируется Министерством Внутренних Дел. Отряды полицейского спецназа могут иметь и другие названия.
  3. Стратегический спецназ. В нем служат сотрудники Федеральной Службы Безопасности. Они борются с террористами. Как в своей стране. Так и за территорией своего государства. Разоружают бандитские формирование. Специализируются на том, что освобождают заложников. А также организовывают операции на территории важнейших объектов инфраструктуры. На атомных электростанциях. А также на гидроэлектростанциях.

Что нужно для поступления на службу в спецназ?

Чтобы трудоустроиться в спецназ, подросток должен обладать рядом навыков. А также соответствовать некоторым требованиям. Давайте рассмотрим, какими навыками подросток должен обладать для поступления в спецназ.

Опыт

Единственный способ начать работать в спецназе — пройти через армию. Или отслужить в органах Министерства Внутренних Делов. При этом, желательно получить высокое звание. Поскольку в спецназ берут только лучших из лучших.

Также, желательно иметь хорошую рекомендацию с прежнего места службы. Ее должен выписать командир подразделения. Или прямой начальник соискателя.

Военный билет должен быть настоящим. Не купленным. Ни одна его строчка не должна вызывать сомнений. Также, подросток должен обладать хорошим здоровьем. Если у него будут какие-то проблемы, то в спецназ он не подойдет.

Возраст

Чтобы поступить на службу в спецназ, соискателю должно быть не более двадцати пяти лет. Лица более старшего возраста работать в этом подразделении не могут. Ученые считают, что только в этом периоде организм пребывает в наилучшей своей форме. Как в физическом плане, так и в интеллектуальном.

От спецназовца требуется быть внимательным. Быстро реагировать на изменение обстановки. Оперативно решать, что делать дальше. Для того, чтобы сохранить жизнь и себе, и товарищам. Именно поэтому возраст спецназовца должен быть не больше двадцати пяти лет.

Рост и масса

Соискатель должен иметь рост, минимальная планка которого — сто шестьдесят пять сантиметров. Его масса должна быть от семидесяти пяти до ста килограмм. Соответствующие правила разработало Министерство Обороны.

Раньше планка по массе и росту была выше. До 2014 года техническое оснащение было намного тяжелее. Поэтому тогда в спецназ набирали более больших по массе соискателей.

При этом, подростку нужно понимать, что для работы в подразделении необходимо соответствовать минимальному росту и массе. В частности, семьдесят пять килограмм. И рост около ста восьмидесяти пяти сантиметров.

Физическая подготовка

Спецназ — это элитное подразделение. Работать в этой сфере деятельности довольно непросто. В рамках профессии, подростку предстоит выполнять физические упражнения. Участвовать в различных мероприятиях. Поэтому потенциальный сотрудник спецназа в обязательном порядке должен быть сильным. А также иметь хорошие показатели выносливости.

Желательно, чтобы подросток занимался спортом. И имел какой-либо разряд. Желательно заниматься спортом в боевых секциях. Иметь разряды в легкой атлетике.

Образование

Устроиться в войска специального назначения без образования — невозможно. Помимо хороших физических навыков, специалист должен иметь образование. Школьное. А также диплом высшего учебного заведения.

Если подросток планирует работать в разведке, то он должен знать несколько языков. Как минимум, английский. Желательно, чтобы подросток владел и другими языками.

Здоровье

Перед тем, как начать работать в войсках специального назначения, подростку в обязательном порядке придется пройти медицинскую комиссию. Она выявит, может ли специалист работать в спецназе. Или же он не годен к службе в подобном роде войск.

Примечательно, что медкомиссия, которую проводят для вступления в спецназ, довольно непростая. Пройти ее удачно намного сложнее, чем поступить на службу в армию. Если подросток имеет хотя бы небольшие проблемы со здоровьем, то в спецназ его не возьмут.

Биография

Подросток должен не иметь судимостей. Не иметь неприятных фактов в биографии (например, участие в каких-либо преступлениях). Если в семье у подростка есть люди, которые имели судимости, то его тоже могут не взять.

После первичной проверки биографии, соискатель должен в обязательном порядке пройти тест на детекторе лжи. После этого специалисты полностью проверять всю жизнь подростка. Выяснят, чем он занимался раньше. Где работал. И так далее.

После этого специалиста зачисляют или не зачисляют в спецназ.

За кулисами ГРУ

Мой собеседник в недавнем прошлом — генерал военной разведки, отдавший ей более 40 лет службы. Его память хранит обжигающий ветер африканского буша и невыносимую духоту латиноамериканской сельвы.
С фотографий на стенах его кабинета на меня смотрят люди, чьи биографии теперь изучают в школах разных стран. На них они ещё совсем молодые, как и генерал, с которым они вместе на снимках.

За спиной генерала войны — командировки, десятки секретных операций. На парадном мундире — награды страны. Но он его редко достаёт из шкафа. Мы знакомы давно, но до сих пор генерал связан обетом молчания. Никаких шпионских историй, имён, фамилий. И даже согласившись побеседовать о, пожалуй, самой больной для него теме — судьбе Главного разведывательного управления Генерального штаба России, он не отступил от своих правил.

— Как мне к Вам обращаться?

— Называй меня «товарищ Рауль», так меня звали много лет назад кубинцы… — Товарищ Рауль, существует много легенд о ГРУ. ГРУ называют самой закрытой разведкой мира, самой влиятельной и самой законспирированной. Аббревиатура «ГРУ» на Западе стала символом самых дерзких советских тайных операций. Но как же так вышло, что такая мощная спецслужба ничего не сделала для спасения своей страны?

— Почему ГРУ проморгало распад Союза?

— В твоём вопросе — типичная ошибка тех, кто мало знаком со спецификой ГРУ. ГРУ никак не могло воспрепятствовать распаду Союза прежде всего потому, что Главное разведывательное управление Генерального штаба — это военная разведка, чьи усилия и поле деятельности всегда находились вне границ Союза. На территории СССР ГРУ просто не имело права ни создавать свою агентуру, ни вести здесь оперативную работу: всё это была исключительная прерогатива КГБ. Так что твой вопрос правильнее переадресовать туда.

Но скажу своё суждение по этому вопросу.

У КГБ была своя «ахиллесова пята» — он строился по территориальному принципу. На территориях республик СССР большую часть аппарата КГБ составляли местные кадры. И если в условиях стабильной обстановки это давало преимущество в знании местного менталитета и ситуации, то по мере нарастания центробежных процессов этот кадровый принцип стал работать против Комитета. Появилось большое число сотрудников всех рангов, которые — кто в силу убеждений, кто из чисто прагматических соображений — сделали ставку на поддержку местных сепаратистских движений.

При этом руководством КГБ были приняты ошибочные решения, которые только катализировали эти процессы. Я говорю о попытках взять сепаратизм под контроль «изнутри», когда вместо того, чтобы жёстко пресекать деятельность всякого рода «народных фронтов», «депутатских групп» и «движений», в них с целью «разложения изнутри» начали внедряться агенты Комитета.

Такой тип специальных операций давно известен и многократно отрабатывался и в СССР, и в других странах, но в условиях политической нестабильности Центра, двуличной предательской политики Горбачёва эти операции вместо разложения «фронтов» привели к тому, что данные организации стали действовать практически под прикрытием КГБ. Агенты, при поддержке своих кураторов из КГБ, забирались всё выше и выше по иерархической лестнице «фронтов», а «фронты» всё крепли и набирали силу.

В итоге ситуация дошла до полного абсурда — к августу 1991 года агенты Комитета в некоторых республиках стали составлять большинство руководства того или иного «фронта», а иногда и просто его возглавляли, как, например, в Литве, но при этом «фронт» становился фактически параллельной структурой власти, деструктурируя и парализуя работу советских органов власти. И это положение недвусмысленно свидетельствовало о глубине процессов распада, идущих в недрах некогда всесильного Комитета.

Одновременно с этим по экспоненте росла активность спецслужб иностранных государств. Причём фактически всех, чьи интересы так или иначе касались территории СССР. Американцы, англичане, немцы, французы, израильтяне, турки, японцы, китайцы, поляки — все, кто мог, тогда включились в раздел советского наследства. И если в России они тогда ещё действовали с определённой оглядкой, то на территориях республик действия иностранных спецслужб становились всё более откровенными и неприкрытыми, принимая иногда формы прямого вмешательства. При этом какого-либо организованного противодействия этому наступлению республиканские управления КГБ уже не оказывали. К августу 1991 года их деятельность была практически парализована, и сразу после событий августа начался неконтролируемый их распад. Часть сотрудников, кто оставался верен присяге и долгу, были вынуждены, опасаясь репрессий и преследований, бежать в Россию, часть просто оставила службу, а другие тут же перешли на службу к тем, кого ещё вчера курировали, став костяком спецслужб новообразовавшихся «демократий», и почти сразу включились в борьбу с теми, кому ещё вчера подчинялись.

— А ГРУ? Что происходило с ним?

— Как я уже сказал, проблема ГРУ в это время была в том, что мы законодательно не имели права создавать свою агентуру на территории СССР и, как следствие, не имели права проводить на своей территории никакие нелегальные операции без увязки с КГБ. Соответственно, на территории СССР у нас для этого просто не было ни структур, ни подразделений для эффективного противодействия разрушительным процессам.

Традиционная «философия» ГРУ заключалась в том, что Управление было выстроено для ведения разведки, сбора информации и диверсионной работы за границами Союза на территории вероятного противника. Наши разведотделы и разведуправления в Союзе были развёрнуты по штатам мирного времени и конфигурированы с расчётом на обеспечение повседневной жизни войск. Никакой агентурной работы они не вели. Части и подразделения спецназа также не были заточены под специфические задачи спецслужб, являясь инструментами для ведения большой войны, и были развёрнуты по штатам мирного времени.

Поэтому всю информацию, которую мы получали с мест, — а почти везде находились части и подразделения Министерства обороны СССР, откуда нам постоянно шли доклады, — мы просто передавали наверх, неизменно получая жёсткие указания не вмешиваться.

Нас в этот период не раз упрекали в том, что ГРУ никак себя не проявляет. Вспыхивали конфликты в Фергане, Баку, Карабахе, Тбилиси, Вильнюсе, куда перебрасывались части Минобороны, но зачастую действия военных были похожи на действия слона в посудной лавке. Переброшенные в район конфликта части ситуации на месте не знали, основным источником информации служила информация, поступавшая по линии КГБ, а она, как я уже сказал, часто носила противоречивый характер, а иногда и просто была неточной.

Ситуация резко изменилась к осени 1991 года, когда после распада СССР в ряде республик тут же вспыхнули гражданские войны. Начался процесс раздела бывшей Советской Армии, и целые округа и армии оказались в гуще драматических событий. Началась война между Арменией и Азербайджаном, вспыхнули гражданские войны в Приднестровье, Таджикистане, Абхазии, Южной Осетии. Стало неспокойно и на российском Кавказе. Всё это потребовало изменения характера нашей работы. За границами России, в зонах конфликтов у нас оказались развязаны руки, и мы стали разворачивать здесь наши оперативные подразделения, которые начали сбор информации об обстановке, работу с местным населением. Мы начали подготовку кадров для работы в этих регионах, для прикрытия наших войск, дислоцированных в «горячих точках», нами стали привлекаться части спецназа.

С началом «чеченской» войны и фактически полным переложением тяжести этой войны на плечи Министерства обороны мы, наконец, получили «добро» на полноценную работу в Чечне и прилегающих к ней республиках Кавказа. Но после завершения войсковой фазы операции по восстановлению конституционного порядка на территории Чечни законодательные ограничения вновь вступили в силу.

Пойми, ГРУ — это не киношный монстр, который может делать что хочет, ГРУ — это лишь инструмент. Причём инструмент очень тонкий, имеющий кучу законодательных и системных ограничений. Более того, это очень компактный инструмент: всё ГРУ, включая уборщиц и секретчиц, можно усадить на одной трибуне Лужников. И очень многое зависит оттого, в чьих руках этот инструмент находится, как им пользуются. Поэтому возлагать вину на ГРУ за распад Союза — то же самое, что обвинять кинжал, висящий на стене, в том, что его хозяин ушёл в лес без него и был задран там волками.

— Спасибо за подробный рассказ, но выслушав его, не могу не спросить о том, что же сейчас происходит с ГРУ? Сведения о реформе ГРУ отрывочны и скупы и зачастую больше похожи на какие-то «активки», которые вбрасываются в общество с целью зондажа общественного мнения. То вдруг проходит информация о том, что ГРУ вообще прекращает работу как главное управление Генерального штаба и вливается подразделением в Главное оперативное управление. То утверждается, что вся внешняя разведка ГРУ передаётся в Службу внешней разведки.

— То у ГРУ забирают бригады спецназа, то возвращают. Что же происходит сейчас с ГРУ? И насколько вообще была необходима реформа ГРУ?

— Безусловно, ГРУ к концу 90-х годов уже не в полной мере отвечало требованиям времени, и требовалась его реформа. ГРУ нужно было адаптировать под современные реалии. На мой взгляд, одним из атавизмов было то, что, являясь фактически равной СВР по масштабу и возможностям разведывательной службой страны, ГРУ не имело прямого выхода на высшее политическое руководство, являясь лишь одним из управлений Генерального штаба и замыкаясь на начальника Генерального штаба и Министра обороны. Такая подчинённая конструкция часто шла во вред делу, особенно там, где речь шла об оперативном реагировании и о координации действий с другими спецслужбами.

В тех же США, которые у нас сейчас так модно держать за образец, военная разведка, подчиняясь министерству обороны, замыкаясь на комитет начальников штабов, одновременно входит в «разведсообщество США», которое возглавляет директор национальной разведки, куда стекается вся разведывательная информация от всех разведслужб США, что позволяет получать более полную информацию и гибко реагировать на угрозы.

Необходимо было законодательно и структурно адаптировать работу ГРУ на территории России. Реформа была необходима. Но не зря говорится, что дьявол кроется в деталях.

Реформа была нужна, но разумная и хорошо просчитанная по своим последствиям. У нас же всё пошло по самому худшему сценарию.

Главная проблема реформаторов в том, что, с одной стороны, затевая реформу, они совершенно не представляли себе, какие же цели она преследует и какие результаты должны получиться в её итоге. А с другой стороны, они вообще крайне слабо ориентировались в военном деле, пытаясь на армию перенести принципы, отработанные ими ранее в сфере бизнеса. При этом превалировал просто механистический подход. Без какого-либо обсуждения и проработки вдруг пришла директива сократить личный состав почти на 30%. Откуда взята эта цифра, как она обоснована, насколько разумна, никто не знает. Почему именно 30, а не 40 или 50?

ГРУ — чрезвычайно тонкий и чувствительный к воздействию механизм. У нас нет случайных людей, почти все, кто служит в ГРУ, — что называется, «штучный товар». Эти офицеры были отобраны в процессе специального отбора, на их подготовку потрачены годы и многие миллионы рублей. И вдруг, без всякого объяснения причин и обоснования, мы за несколько месяцев должны сократить фактически каждого третьего. Но ГРУ — это не приватизированный завод, где для повышения рентабельности можно просто уволить каждого второго, сбросить непрофильные активы в виде детсадов, поликлиник, закрыть и сдать под рынок всё, что не приносит доход, а оставшихся заставить работать за двоих. Даже в бизнесе эта схема обычно приводит лишь к одному результату — выжиманию из такого предприятия всех ресурсов, а затем его угасанию, банкротству и перепродаже уже мёртвой земли.

Анализ показывает, что наиболее эффективные производства — те, где реформирование научно обосновывалось, где вместо голых сокращений шли модернизация и развитие. Мы же реформу должны были провести, что называется, как хрущёвскую пятилетку — «за три дня».

К сожалению, доказать ошибочность подобных подходов и принятых решений нынешнему руководству Министерства обороны не удалось. Для придания ускорения «оптимизации» в 2009 году было сменено то руководство ГРУ, которое пыталось не допустить развала Управления. Новое руководство оказалось более покладистым, и реформа прошла по ГРУ самым трагичным образом. Были до критического минимума сокращены ключевые управления, часть из них была вообще ликвидирована. Тысячи офицеров были уволены. На сегодняшний день уволен каждый второй офицер. Прекращены все опытно-конструкторские и научно-исследовательские работы в специализированном НИИ. От этого страшного удара мы до сих пор не пришли в себя. И нынешнее ГРУ — лишь слабая тень того ГРУ, которому я отдал десятилетия своей жизни.

Многие его возможности сегодня почти полностью утрачены. Сегодня полностью свёрнуто обучение агентов-нелегалов; факультет, их готовивший, закрыт, до критического минимума сокращён факультет, готовивший аппарат военных атташе, разгромлен аналитический аппарат ГРУ, полным ходом инициируется передача подразделений внешней разведки в СВР. Полным ходом идёт сокращение преподавателей и профессоров. Из уникального по возможностям и масштабу стратегического инструмента ГРУ деградировало в аморфную второстепенную структуру, которую, скорее всего, ожидает дальнейшая «оптимизация».

Уровень мышления «реформаторов» характеризует тот факт, что любимой игрушкой, на которую нынешний министр обороны не жалеет ни денег, ни времени, является выведенный из подчинения ГРУ и переподчинённый напрямую начальнику Генерального штаба центр специального назначения «Сенеж». Министр лично курирует этот центр, укомплектовывая его экзотическим иностранным вооружением и техникой, пытаясь из него сделать некое подобие американской «Дельты». Здесь же находится и личная база отдыха министра с причалом и яхтами. Таковы, увы, представления сегодняшнего руководства Министерства обороны о роли и месте военной разведки — гибрид киношной «Дельты» с базой отдыха…

— Это здесь, в России, в центральном аппарате. А что происходит за рубежом? Известно, что последние годы Службу внешней разведки сотрясают громкие скандалы: провалы нашей агентуры в США, уход на Запад крупных чинов разведки. Известный факт — за всё время существования СССР предателей и перебежчиков было меньше, чем за 20 лет новейшей истории. Что происходит с военной разведкой?

— Самый крупный политтехнолог ХХ века Владимир Ильич Ленин в одной из своих работ очень точно заметил: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Бесспорный факт: наше общество серьёзно больно. Его разъедают коррупция, организованная преступность, социальная апатия, сепаратизм, непрерывно увеличивающаяся пропасть между богатыми и бедными. Эти процессы идут на всех уровнях: от Кремля до последней деревни, на всех социальных этажах. И закрытый орден спецслужб тут ничуть не исключение.

Чтобы судить о состоянии спецслужб, достаточно посмотреть на состояние самой открытой из силовых структур — МВД. Взяточничество, протекционизм, клановость, непрофессионализм — об этом пишут и говорят. Но точно такие же проблемы коррозируют и другие силовые структуры, просто информация об этом не выходит на уровень общеизвестной.

В спецслужбах все это усугублено «спецификой» — постоянным состоянием войны между ними, постоянным воздействием противника, который ищет слабые звенья в системе государственной безопасности, чтобы решать свои задачи по отношению к России.

Разведка сегодня переживает очень непростое время. Главная проблема сегодняшней разведки — размывание мотивации и убеждений, той веры, без которой невозможна работа разведчика. Людям всё труднее объяснять самим себе, что же они защищают, — свою страну или интересы конкретных финансовых и политических групп.

С каждым годом разведку всё больше привлекают к обслуживанию и защите коммерческих интересов вполне конкретных фирм и концернов. И можно долго самому себе доказывать, что ты защищаешь интересы России, действуя в интересах банка или нефтяного концерна, но когда по специфике своей работы знаешь, куда, на какие счета уходят прибыли от операций, которые ты прикрываешь, становится очень трудно сохранять убеждения и внутреннюю целостность. Разведчик и так постоянно находится во враждебной среде. Его воля и убеждения постоянно проходят испытания на прочность. И когда в дополнение к внешнему воздействию и постоянному напряжению добавляется ещё и размывание некогда незыблемых принципов, на которых строилась твоя служба, то это может стать тем клином, который сломает личность и толкнет человека на предательство.

Это всё усугубляется преступной глупостью реформаторов, когда непродуманные массовые сокращения, проведённые в оперативных подразделениях, привели к тому, что сотни офицеров, выполняющих задачи вдали от Родины, без всякого объяснения и повода в одночасье оказались перед перспективой быть просто вычеркнутыми из жизни без работы и будущего. При этом, многие из них не имеют в России крыши над головой, их семьи не устроены. Такое отношение к кадрам иначе, чем предательством по отношению к ним, я назвать не могу. И это предательство так же провоцирует людей на малодушие.

Предательству, разумеется, нет оправдания. И чем бы ни руководствовался предатель, он всегда останется падшей душой, парией, отверженным.

Не существует «гуманных» предателей, которые, перебежав к противнику, не предавали бы свою страну, её секреты, не сдавали бы тех людей, с которыми работали, которых знали, о действиях которых слышали. Неделями и месяцами специалисты с помощью самых изощрённых техник будут «разматывать» память перебежчика, выуживая из неё всё мало-мальски ценное. И только когда от предателя останется пустая тара, он получит свои сребреники и билет в западный рай.

А за его спиной десяткам людей придётся искать спасения в бегстве, и те, кто не успеют скрыться, окажутся в тюрьмах на долгие десятилетия, а ктото просто умрёт от яда или пули. Исключений не бывает. Но, осуждая предательство, мы должны вскрывать его причины, понимать его генезис.

— Неужели нет надежды? Неужели ГРУ так и уйдёт в историю легендарным флотом Александра Македонского, растворившимся без следа в неизвестности?

— Знаешь, я живу так долго, что уже не раз видел, как светлое будущее становилось тёмным прошлым.

Моя судьба разведчика приучила меня сохранять спокойную созерцательность там, где ты не в силах что-либо изменить, потому что, поддавшись отчаянию, эмоциям, ты упустишь мгновение, когда ситуация начнёт меняться. На нашей земле нет ничего конечного и окончательного, кроме, разве что, египетских пирамид. И нынешние разрушители — все эти сердюковы и макаровы — не вечны. Как бы они ни оптимизировали, ни сокращали и ни сравнивали с землёй ГРУ, в нём остаются те люди, которые хранят в себе его геном и которые, безусловно, переживут этих временщиков.

Есть вечные ценности, которые не зависят от политической конъюнктуры и чиновничьего самодурства. Помнишь слова императора Александра III о том, что у России есть лишь два верных союзника — русская армия и русский военный флот? Это было сказано почти 150 лет назад. Но и 100 лет назад, и 50 лет назад, и сегодня, и через 50 лет они останутся аксиомой. Россия невозможна без сильной армии и флота. А сильные армия и флот невозможны без сильной военной разведки — и значит, история ГРУ не закончена.

Когда-то мой любимый писатель Антуан де Сент-Экзюпери, покинув разгромленную, оккупированную немцами Францию, написал пророческие слова: «Сегодня мы побеждённые. А побеждённые должны молчать. Как зёрна…».

Мы тоже сегодня зёрна. И эти зёрна прорастут, поверь!

Где учиться для спецназа?

Университетов, из которых выпускают сотрудников спецназа, не существует. В них принимают соискателей, которые отлично проявили себя на службе. В силовых структурах.

Самый простой способ попасть в войска специального назначения — пойти на срочную службу. Хорошо проявить себя там. Попасть в войска специального назначения. А затем трудоустроиться в них на постоянную работу. Заключить договор с Министерством Обороны.

Если добиться этого не получилось, то можно трудоустроиться в полицию. Отработать там несколько лет. А затем попытаться перевестись в спецназ.

Например, отряд стратегического назначения нанимает оперативников из Федеральной Службы Безопасности. А также из работников, которые идеально проявили себя на службе в Министерстве Внутренних Дел.

Если подросток заканчивает школу и планирует идти в спецназ, то пусть начинает готовиться к поступлению на службу. Переходит на здоровое питание. Активно занимается спортом. И развивает свои физические навыки. Чтобы, когда появится возможность для поступления, подросток имел возможность сразу трудоустроиться в спецназ.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: lom-s@cp9.ru